Какой пансионат Вы выбираете?
 
Locations of visitors to this page

____________________________________ Телефон(810)996551354140 WhatsApp+996 551 35 41 40 e-mail:issyk-kul@lenta.ru

Курс валют
Погода в Кыргызстане

Наши партнёры

Лучшие пансионаты и
санатории на побережье
озера в 2020 на официальном туристическом сайте: www.kyrgyzski.jimdo.com
История курорта Иссык-куль
История возникновения курорта на Иссык-куле

 

 

 

Великий Юсуп

 Озеро Иссык-куль, и его уникальные природные климатические условия с начала двадцатого века, стали рассматриваться как место для массового отдыха, с перспективой использования этих ресурсов не только для Киргизии и близлежащих соседних Азиатских Республик, но и как курорт всесоюзного масштаба, наравне с другими уже известными курортами страны, такими как Крым и Кавказ. Использование курортного потенциала озера Иссык-куль, входило в комплекс программ развития всей Киргизской АССР, на тот момент молодой, только образовавшейся Республики, чей экономический потенциал, сильно отставал от других регионов Советского Союза. Задача организации курорта на Иссык-куле, ставилась на одном уровне с решением скорейшей реализации других народнохозяйственных планов, в области промышленности, животноводства, растениеводства, добычи полезных ископаемых, ликвидации безграмотности, культуры, медицины, и других.

Советский Союз огромная страна, занимающая бескрайние просторы двух континентов, но большая часть территории, расположена в относительно суровых широтах. Во всем государстве с многомиллионным населением всего несколько мест, где есть морские курорты, и практически все освоенные, уже известные, находятся и сосредоточены в европейской части страны. Жителям средней Азии и Сибири, они не доступны по причине большой удаленности, и положением дел в транспортной инфраструктуре тех лет. А на Иссык-куле в самом сердце Азии, присутствуют все условия для организации настоящего, полноценного, курортного морского отдыха, несмотря на то, что по законам географии Иссык-куль является озером, в этом и состоит, еще одна, его уникальность.

Основатель Кыргызской государственности, первый председатель совета народных комиссаров Киргизской автономной Республики, Юсуп Абдрахманов, малой Родиной которого был Иссык-куль, уделял особое внимание вопросу развития курортной зоны на Иссык-куле, так как это был еще один вклад, который могла внести молодая неокрепшая Республика, в общее развитие СССР.

Ю.Абдрахманов, уже тогда видел контуры республиканского народнохозяйственного комплекса, и понимал какое значение, будет играть в нем, создание на озере Иссык-куль, курортного кластера, который и в нынешнее современное время, является одной из немаловажных статей, дохода Кыргызстана. Постоянно обивая пороги больших кремлевских начальников, Великий Юсуп доказывал и убеждал их в том, что курортный потенциал Киргизстана, требует особого внимания, так как имеет огромную перспективу. Так результатом его насточивой борьбы с  бюрократами в Москве вышло долгожданное решение, открывающее для Республики новое экономическое направление.

В документах от 31 мая 1930 года Совнарком РСФСР(куда на тот момент входила Киргизия как автономная Республика) по отчету Совнаркома Кирг. АССР, принял постановление «О хозяйственном, и культурном строительстве и перспективах развития Киргизской АССР» В пунктах 7-10, в которых речь идет о мероприятиях по народному образованию и здравоохранению поручено: Наркомздраву РСФСР, в связи с окончанием строительства Туркестано-Сибирской железной дороги предложено «обратить особое внимание на развитие курортов Киргизии…. И предусмотреть в контрольных цифрах 1930-31гг. соответствующие ассигнования». Это давало ощутимый толчок в реализации планов по организации во всей Киргизии, курортных объектов, где основным центром этого процесса, на который ставился особый акцент, являлся конечно же Иссык-куль. Постепенно на берегах горного озера, стали массово появляться санатории, лечебницы, пансионаты, дома отдыха, и детские оздоровительные учреждения. Многие министерства, ведомства, предприятия, организации, находящиеся за территориальными границами Советского Киргизстана, имели свои собственные санаторно-курортные объекты. В пятилетние планы развития страны стали включать строительство новых здравниц. Например, строительные и проектные организации Киргизской Советской Социалистической Республики, наряду с Союзными научно-исследовательскими институтами, в середине 60-х годов, подготовили одобренный государственными планирующими и строительными организациями, технико-экономический план, включающий в себя развитие Иссык-кульской курортной области на два десятилетия вперед. Это была впервые, в масштабе Советского Союза работа, в которую вовлекался потенциал промышленности, электроэнергетики, госстроя, сельского хозяйства, транспорта, водных ресурсов, и здравоохранения в комплексе, и на долгосрочную перспективу. Все эти силы и ресурсы были мобилизованы и подчинены интересам обеспечения трудящихся,  санаторно-курортным обслуживанием, тем самым реализуя, не на словах,  а на деле, закон о праве человека на отдых.

 

 

 

Первые курорты на озере Иссык-куль 20-е 30-е гг. 

 

 

 

 

                                        

 

 

 

 

 

                                       

 

 


                                         

 

 

 

                                        

 

 

 

                                        

 

 

 

                                        

 

 

 

 

 

 

Строительство пансионата Рохат 70-е годы.

 

 

                                       

 

 

 

                                        

 

 

 

                                         

 

 

 

                                         

 

 

 

 

 

 

Юсуп Абдрахманов использовал любое направление в экономике, которое могло бы внести лепту в народно-хозяйственный потенциал молодой Киргизии. Издревле кыргызы рождались и умирали на коне. Лошадь это верный друг кочевника, это вся его жизнь, и где как не в Киргизии развивать коневодство, и не просто коневодство, а именно его племенное производство. Юсуп  Абдрахманов сам вырос в седле, был большим любителем лошадей и отличным наездником, не упускал ни одну возможность, лихо промчаться на резвом скакуне, своих сыновей, с детства приучал к езде верхом, младший сын Алибек, уже в детском возрасте стал жокеем. В одной из записей в его знаменитом дневнике, есть такие строки:

 

«С 11 часов  утра поехал верхом за город, побывал на ипподроме и госконюшне. На Сусамыре, на этом великолепном ахалтекинце сказалась вся моя киргизская натура, натура дикаря, выросшего на коне.

Ездил немного - всего 3 часа. Но за эти 3 часа я отдохнул так, как этого не бывает за три дня езды в роскошном международном вагоне...»

 

Абдрахманов, бывая часто в командировках по делам Республики, в больших центральных городах, посещая ипподромы и племенные заводы, мечтал чтобы на его Родине в Киргизии, тоже развивалось коневодство, которое будет дополнительной отраслью  в  развитии животноводства.  В одной из таких командировок, побывав на Московском ипподроме, он сделал запись в своем дневнике:

 

"Был на скаковом ипподроме. Хороший ипподром. Лошади великолепные. Украина берет, а Ташкент плохо, на последнем месте. Нужен был такой ипподром на окраинах, там, где есть коневодство. Такие ипподромы на местах имели бы огромное воспитательное значение, а здесь - поле сражения бездельников на тотализаторах. Не умеем целесообразно тратить деньги."

 

 

Так по инициативе Ю.Абдрахманова, в Чолпон-Ате, в условиях крайне ограниченных возможностей, используя мощности и ресурсы хозяйств Иссык-кульского кантона, начал создаваться свой конезавод. Руководителем этого завода, был назначен Л.Л. Рапопорт, кавалерист, герой гражданской войны. На плечи этого человека, была возложена ответственная задача, организовать одно из первых социалистических хозяйств Киргизии, государственный конезавод, которому был присвоен №54. На базе Иссык-кульского конезавода, началось строительство ипподрома. Также Абдрахмановым было принято решение строительства ипподрома в столице Киргизии городе Фрунзе.

 

 

 

                                

Выводка жеребцов производителей на торжества 1-го мая 1930 г. Иссык-куль г. Чолпон-Ата

 

 

 

 

 

                              

Племяматки завода на выводке 1-го мая 1930 года на ипподроме завода. Иссык-куль г. Чолпон-Ата

 

 

 

 

                               

Ипподром на Иссык-куле, в городе Чолпон-Ата, наши дни. 

 

 


 

 

Одна курортная история

 

 

 

Однажды в начале тридцатых годов в Киргизию в отпуск, приехали московские друзья Юсупа Абдрахманова, из ближайшего окружения Владимира Маяковского, известный литератор Осип Брик, со своей супругой Евгенией Соколовой. Так случилось, что Юсуп Абдрахманов, в виду большой занятости делами государственной важности, не мог находиться рядом с гостями, и поручил организовать их отдых на озере Иссык-куль, Л.Л.Рапопорту. Об этом далеком событии, увлекательно пишет в своей книге «Лиля Брик-жена командира», Маяковсковед, и основатель научного знания «Бриковедение», писатель из Астаны, Анатолий Васильевич Валюженич. Из его произведения, написанного на основе документальных свидетельств, (переписки Осипа Брика, Е.Соколовой со знаменитой Лилей Брик) можно узнать, как проходил их отпуск на Иссык-куле, какие впечатления у них складывались от отдыха на озере Иссык-куль, и как они сами того не ведая, оказались одними из первых туристов на озере Иссык-куль, к тому же, сделавшими невероятную рекламу Иссык-кулю, которая и по сей день, остается актуальной.

 

 

 Из книги А.В. Валюженича " Лиля Брик- жена командира"(первая часть дилогии" Пятнадцать лет, после Маяковского") 


В августе Осип Максимович с Евгенией Гавриловной едут в отпуск в Киргизию на озеро Иссык-куль, куда их всех уже много раз приглашал Юсуп Абдрахманов. И знаменитое на всю Среднюю Азию озеро, которое можно было бы назвать морем за его безбрежный простор, синюю соленую воду, широкие песчаные пляжи и безмятежное спокойствие необремененного отдыхающими курорта, и радушие местных жителей и дешевизна продуктов питания-все это вместе взятое составили неповторимые нигде больше условия для полноценного отдыха, и они не пожалели что приехали сюда. Вместо традиционной поездки на Черноморское побережье.
Спустя несколько дней Лиля Юрьевна, возвращается в Свердловск…………

 

 

(38) О.Брик, Е.Соколова—Л.Брик


Киса!

В этом зданьи Юсуп, но его на этой карточке не видно, Очень крепко целуем

Женя,Ося

 

 


На открытке: «Фрунзе.Киргизский Центр. Исполком(вид с северной стороны) постр. В 1927-28г.г. Фото И.Н.Панова

 

 

 

 

 

(39) Л.Брик —О.Брику (Свердловск-Чолпон-Ата. 15 августа 1931г.)

 

 

 

 

Кислит!

Сегодня послала Юсупу «молнию»,- куда же ты делся?! Ужасно беспокоюсь.
Из квартиры нас выселили в пятый этаж. Вася звонил мне по телефону. Виталий послал молнии Чичерену и Тухачевскому, военному прокурору, жилтоварищество-не помогло. Я не огорчилась-наплевать!..........................

Твоя (киса-рис.)

 

 

 

 


(40)Л.Брик-О.Брику (Свердловск-Чолпон-Ата, 19 Августа 1931г.)

 


Мой любимый, родненький, маленький, сладенький Кэс!

 

Я все-таки, 23-его поеду в Москву без Виталия- у него с 24-ого 1-ого все время разъезды, и мне сидеть одной бессмысленно, а ездить с ним чересчур утомительно. Посылаю тебе Левино письмо с московскими новостями. Два дня тому назад, мне звонил в 3 ч. ночи Катаньян о том, что от тебя есть телеграмма, что вы замечательно живете у Рапорпорта- у меня от души отлегло- в Свердловске я от тебя ничего не получила, и Юсуп тоже не ответил на мою телеграмму. Теперь все в порядке………
Кислит! Напиши мне пожалуйста!
Какие кругом виды? Что вы едите? Катаетесь ли по озеру? Правда ли что оно такое большое и что кругом горы, покрытые снегом?
Целую тебя мой шарик и еще целую тебя и Женю.
Сердечный привет Рапопорту.

 

 

 

 

 

 

 

(43)Л.Брик-О.Брику (Свердловск-Чолпон-Ата,24 августа 1931г.)


Светленький мой Кислит!

 

Ужасно противно писать в уверенности, что до тебя ничего не доходит. Вася позонил что ты беспокоишься. Опять послала две срочных-одну Юсупу, вторую тебе. «Молнии» ни за что не принимают-нужна сопроводительная бумажка от Штаба что телеграмма деловая…………..

Я здорова в хорошем настроении. Обидно только что ничего о тебе не знаю. Из Москвы напишу. Ужасно люблю тибе. Крепко, крепко целую.

Целую Женю. Как ей нравится экзотика?
Привет Рапопорту и Юсупу, если ты его видишь.

 

 

 

 

(47) О.Брик-Л.Брик (Чолпон-Ата- Москва, 9 сентября 1931г.)

 


Дорогая, любимая, золотенькая, единственная Кисанька!

 

Только что получил твое письмо от 30.08. и поражен твоей несправедливостью. Я можно сказать засыпал тебя молниями и срочными, и ты смеешь мне говорить, что я тебя не люблю. Что я тебя бросил!!??!
И все потому что я не написал письма?!
А не писал я потому что ужасно ходят письма, до 10-15 дней и еще не доходят. А потом я не знал где ты? В Свердловске или в Москве? И когда поедешь на Кавказ?

Теперь все выяснилось и я пишу тебе письмо. Интересно, когда оно до тебя дойдет?!

Киса!
Здесь очень хорошо. Есть все что надо для летнего отдыха: 1)Солнце, воздух и вода, 2)горы,3)фрукты, 4)продукты, и 5)чудная погода.
Солнце горное. Печет но совсем не жарко. Воздух идеальный, всегда чуть свежий. Вода-морская, соленая, глубоко-синего цвета, нехолодная но свежая, небольшие волны. Пляж песчаный.
Горы с двух сторон. Снежные вершины. Красота необыкновенная. В горах водопады, речки (бурные),ущелья луга, табуны, киргизские юрты и олени.
Фрунзе -также в саду: абрикосы, сливы, урюк, яблоки, груши. Можно рвать прямо с дерева, или покупать ведрами. Ведро абрикосов(5 кило) 5 рублей.
Продукты-молоко, мед, масло,огурцы, помидоры, яйца, все тут же и за гроши.
Масса всякого зверья. Прежде всего лошадки, чистокровные жеребцы- производители,которых моют, чистят причесывают, меряют температуру, и которым одно только дело-крыть маток. Потом матки, которые живут круглый год в табунах в горах, и кормят своих жеребенков. Между прочим, я тоже пил кумыс. Очень вкусно……..
Приняли нас здесь замечательно. Рапопорт и его жена, молоденькая учительница, оказались на редкость славными людьми. Все служащие и рабочие, с нами необыкновенно любезны и предупредительны. Лучшего и желать не приходится.
День проводим так: просыпаемся в 7 часов утра, одеваемся пьем чай. В 9 ч. я иду на почту узнать, нет ли чего, и отправить корреспонденцию. В 9-30- мы на пляже, жаримся на солнце. В 11-30 купаемся и идем домой. В 12-часов обедаем, и ложимся отдыхать до 3-х. Потом гуляем до 6ч., в 6 пьем чай, В 8 ч. ужинаем и в 9 ч., утомленные ложимся спать.
И так каждый день. Ездили верхом в горы, туда 12 километров и обратно столько же. Устали здорово, отбили себе все, что только возможно. Но удовольствие получили большое и все скоро заживет.
Назад ехали по такой страшно крутой, каменистой тропинке, что голова кружилась. Но лошадки были чудные- спокойные и абсолютно опытные………
Юсупа я не видаю совсем, потому что от Фрунзе до Чолпон-Ата 250 километров плохой дороги. А к тому же Юсуп очень занят, и никуда выехать не может…………
Замечательно здесь еще безлюдье. Мы часами лежим на пляже, и хоть бы один человек прошел. Даже голосов никаких не слышно………..
Вот видишь родненькая, золотенькая, сколько я тебе написал. А между прочим, много интересного неcумел написать, это все можно будет рассказать только на словах, лично………


Твой Ося.

 



 

Совершенно не курортная история 

 

Так с завершением бархатного сезона на озере Иссык-куль, закончился отдых Осипа Брика и его супруги Л. Соколовой, в приветливой, благополучной, и сытой Киргизии, и они в конце сентября, отбыли в Москву. А в это время, в других частях необъятной страны, уже стали стремительно разворачиваться события, которые привели к катастрофе огромного масштаба, с миллионами человеческих жертв. На Украине, в Казахстане, в Закавказье, и многих других регионах cтраны Советов, произошел массовый голод. Это был результат, бездарной сталинской политики, называемой коллективизация. Повсеместно были установлены драконовские планы, заведомо реально невыполнимые, по сбору зерна в закрома Родины, которые и привели к массовой гибели людей. Но не обоснованным будет винить, одного Сталина в этом преступлении, когда в государстве, где декларируемо, все «делалось» для блага, трудящегося человека, лишились жизни миллионы, ни в чем не повинных граждан. В равной степени, за это ответственны, и руководители на местах, которые спасая свою шкуру, не думая о людях и последствиях, выполняли любые приказы и указания, спускаемые с центра.

Беда пришла и в Киргизию, все должно было разворачиваться по аналогичному сценарию, Республика как все, была обречена, и стояла на краю пропасти. Для Киргизии также был уготован, такой же смертельный загон, такие же невыполнимые планы по сбору зерна и мяса. И надо признать то, что многие ответственные работники в Республике, готовы были броситься претворять их в жизнь, что неминуемо привело бы к ужасающему количеству смертей, от голода. Но их всех остановил Юсуп Абдрахманов. Он просчитал, что такая ситуация с продовольствием, неизбежно произойдет, еще за несколько лет до голодомора, и открыто и честно доказывал, бил во все колокола, заявляя о том, что проводимая центром политика, это столбовая дорога к неминуемой катастрофе. Ни в Киргизии, не в Ташкенте(СредАзбюро- промежуточный центр) ни в Москве, среди руководителей, он не находил поддержки и понимания. Напротив Абдрахманову в одиночку, приходилось вступать в прямую, открытую конфронтацию, со своими коллегами и начальниками. Никто из руководителей во Фрунзе, далее по  инстанции по восходящей, от Ташкента где заседали "вожди Средней Азии", до кремлевских небожителей в Москве, не осмеливался пойти против Сталина. 

Не отставали в Киргизии, от выбранного партией курса, и мелкие начальники первичного и среднего звена, по своему его интерпритируя. Зомбированные мощной пропагандой, они были намерены обогнать в достижениях своих руководителей, дающих им невыполнимые планы. Так в Узгенском районе, в селе Кызыл –Туу председатель cельсовета не гнушался применять физическую силу против дехкан, избивая их прилюдно камчой. В Таласском районе некто Меер, в отношении нерадивых сдатчиков зерна, применял гнусные методы воздействия, раздевал провинившихся догола, гоняя их по кишлаку. В Кызыл-джарском районе один ответственный работник заставлял дехкан, на одной ноге, часами смотреть на палящее солнце. Также в соседней Казахской Республике по материалам спецсводок секретно-политического отдела ОГПУ СССР о недостатках в уборке хлеба и ходе хлебозаготовок в Казахстане на 25 октября 1932 г. можно найти подобные документальные свидетельства:

"В отдельных районах при проведении хлебозаготовительной кампании вновь отмечены перегибы и недопустимые методы понуждения колхозников и единоличников к сдаче хлеба. Зафиксирован ряд случаев избиения и запугивания колхозников, дачи им твердых заданий и т.д.
В Яны-Курганском р. уполномоченный района по сельсовету № 1 разослал членам колхоза «Социализм» повестки с предложением сдать в счет хлебозаготовок каждому от 10 до 40 пуд. хлеба. Этот же уполномоченный избил колхозницу Джуманазарову за то, что она «скрыла» посев на бахче — 2 фунта проса. Пом. бригадира колхоза Даведбаева уполномоченный арестовал за «содействие укрывательнице»".

 Можно привести еще много фактов, как вся страна была охвачена, словно одурманенная, выполнением директив вождя. Цена, которую придется в скором за это заплатить, мало кого интересовала.

 

 Какие настроения были в это время, среди простого населения, можно понять ознакомившись с одним документом того времени, который красноречиво свидетельствует о положении дел.

 

Некто Б. Турусбаев, кстати работающий рядовым, штатным пропагандистом, в парторганизации  уже упомянутого выше, Рапопортовского конезавода №54 Иссык-кульского района , названный в документе выразителем «абдрахмановской теории» в 1933 году, обратился с письмом к И.В. Сталину. Этот исторический документ, по восточному колоритный, своей наивностью и простотой, чем то напоминающий письма товарища Сухова, из знаменитого фильма "Белое солнце пустыни", стоит того, чтобы привести его полностью без сокращений.


                                                                                                                                                       

 

Дорогой товарищь Сталин!

 

 

Пишу Вам из далекого востока, из Киргизии. Прежде чем изложить Вам суть моего обращения, тороплюсь послать Вам глубокий коммунистический привет, и искрене желаю Вам здорового долголетия и барометрического направления Вашей руки к тому, к чему мы обращены и идем. Иосиф Висарионович! Разрешите получить у Вас ответ и соответствующие освещение следующих мелких вопросов, помимо таких как революция, государство, классы, партия, индустриализация и коллективизация. Вы кажется были в Туркестане, но Киргизию не разу не посетили, хотя знаю, что Вы лучше знаете жизнь и обстановку в Киргизии, чем какой либо туземец.
В минувшем году летом(июль-август) , мы были в научной командировке у Вас в Москве, а также Ленинграде, Харькове, на Кавказе и в Закавказье, где нам показался действительно гармоничным поток жизни, движения великих дел, первой пятилетки. Здесь окончательно с корнями ликвидируются остатки пауперизма, свойственного только капиталистической системе. Я был восхищен и жестоко бичую себя за пессимизм вселившийся в мое сознание о жизни вообще до этой поездки.
Вернувшись из этого научного путешествия в Киргизию, наблюдаю: неимоверный наплыв голодных разоренных, погибающих от нищеты казахов из Казахстана, жуткую цену на хлеб(240 руб. за пуд муки) враждебно настроенных коренников киргиз против прибывающих нищих. Почему это?
2. Колхоз по госцене(1.16 руб) сдает хлеб государству и за 70-90 руб. не может найти и купить пуд зерна на семена. Это почему?
3. В силу каких «кризисов» и затруднений. Установлен рецепт -400 граммов хлеба рабочим?Считаете ли Вы с точки зрения физиологии труда, такую штуку допустимой?
4. Деньги… Когда они будут аннулированны, ибо они признак капитализма и к тому же обесцениваются. Хотелось бы написать на киргизском языке, но решили на русском, хотя плохо владеем им Просим ответ адресовать: Киргизия, Иссык-кульский конезавод№54, коневодтрест СССР, Чолпон-Ата Бейше Т. 19/III 97а


Конечно данное письмо, ни в коем случае никогда, не могло быть, доставлено адресату, фильтрами соответствующих структур, оно было возвращено в Киргизский обком, который сделал должные выводы и автор письма получил строгий выговор с предупреждением, на партийной конференции, на которой травили Ю. Абдрахманова, зачитывался текст этого письма, с требованием исключить коммуниста Турусбаева, и таких как он, из партии. Дальнейшая судьба автора обращения к отцу народов неизвестна, очень хочется надееться, что в кровавые годы тотального террора, который наступил буквально через несколько лет, он остался в живых.

 

Советская Киргизия Рапопорт

 Забегая немного вперед, вновь в последний раз, упомянем Иссык-кульский конезавод №54, а точнее, снова его директора Л.Л. Рапопорта. Который тоже как и все, когда пришло время, правильно понимая текущий момент, и курс партии, по своей воле или нет, принимал участие в истерии, развернутой над Ю. Абдрахмановым, ведь команда "фас", была отдана из кремля, лично его  хозяином. Представленный фотодокумент, ярко свидетельствует духу того времени, той атмосфере, которая царила в Киргизии, да и во всей Советской стране в целом. В газетной статье Рапопорт, по всем правилам жанра тех лет, пропитанным «лизоблюдством и шельмованием», отмечает свои ошеломительные достижения в развитии коневодства, под началом недавно назначенного председателя компартии Киргизстана М. Белоцкого, и разумеется что они, могли бы быть еще выше, если бы не прежнее руководство, в лице председателя СНК Абдрахманова, который по словам автора статьи, оказывается отрицательно относился к развитию коневодства, и что классовый враг, использовал абдрахмановщину, для совершения своих вредительских дел. Пока еще, это было то не долгое время, которое называют «вегетарианским периодом», через два года в республике, М.Белоцкий, как и его коллеги по всему СССР, по приказу «чудесного грузина», развернут кровавую бойню. Сам Белоцкий угодит в точно такую же яму, кторую он рыл для других. "Святое место пустым не бывает", продолжать начатое дело будет, другой сталинский ставленник М. Аммосов, который ни в чем, не будет уступать своему предшественнику, и который также через 240 дней, после своего назначения, окажется в жерновах, такой же кровавой мясорубки, в которую он с остервенением отправлял невинных людей.

 

 

 

 

Из записей в дневнике Ю. Абдрахманова: 

 

" Скандальное заседание бюро ОК. Обсуждался хлеб­ный вопрос. До сих пор мы снабжали гарантированно290 тыс. едоков, а Средняя Азия установила 130 т. едо­ков. Сократить количество снабжаемых хлебом едоков до цифры Средней Азии, следовательно, сорвать все строительство в Киргизии. Я восстал против сокраще­ния до Среднеазиатских цифр, говоря о возможности сокращения и то со скандалом на 60-70 т. человек, т. е. всех членов семей сезонных рабочих и часть сезон­ных рабочих, а исполбюро обкома считает неудобным не выполнить директивы Среднеазиатских органов. Как назвать это? Трусостью или глупостью? Ни к чему не пришли. Я обещал им дать точный подсчет к чему при­ведет подобное сокращение. .
Телеграмма Сталина «хлеба нет и не будет в июле, если даже израсходуем остаток неприкосновенного фонда». Вот те бу­кет! 1,5 миллиарда пудов заготовили, а хлеба нет. Куда же он делся? "

 

 

" С хлебом получается испанская экзекуция над рес­публикой. Пробовал еще раз убедить Исакеева, что пойти на это невозможно, но безрезультатно. Пробую убедить членов бюро, но если... Тогда одному придется драться перед Ташкентом и даже Москвой. Жалко рес­публику, жалко потому, что нет людей, способных до конца драться за ее интересы, за ее неоспоримые права."

 

 

Тогда Абдрахманов, взяв всю ответственность на себя, принял смелое и волевое решение- прекратить сбор зерна в Республике, разбронировать неприкосновенные запасы хлеба, для того чтобы спасти голодающих беженцев из Казахстана, которые чтобы выжить, прибывали и прибывали в Киргизию.

 

В своем дневнике Юсуп Абдрахманов отмечал:

 

"...Около Фрунзе вырос 2-й город - город юрт казах­ских граждан, переселившихся сюда от... голода и нищеты. Это результат работы Филиппа (Ф.Голощекин) только ли его? У Маркса есть замечательное указание: Капиталис­тические развитые страны с его, капитализма, болезнями (разорение народных масс, кризис, безработица и т. д.) только показывает будущность тех стран, которые идут к этому. Так не показывает ли участь казахов и будущность киргиз? Похоже на то. Сегодня даже упря­мо глупые люди признают, что 32 год даст еще сокра­щение поголовья стада. Шахрай шлет телеграммы с просьбой отсрочить убой скота, т. к. это даст 150 тысяч (скромный подсчет) приплода, прироста. А ведь он пуб­лично прорабатывал меня в правом уклоне за то, что я доказывал, что и мясозаготовки влияют на сокращение поголовья животноводства. Факты делают умными даже безнадежных глупцов."

 

Благодаря той твердой, гуманной позиции,  которую в одиночку занял Абдрахманов, и его решительным действиям, Киргизия была спасена от голода, а также Республика смогла спасти по разным оценкам, свыше сотни тысяч, умирающих от голода беженцев, из соседнего Казахстана, среди которых, уже отмечались факты людоедства. Дневник Юсупа Абдрахманова попал лично в руки к Сталину. Сталин прочитав дневник, дал письменное указание, всем членам политбюро, Молотову, Калинину, Ворошилову, Орджоникидзе, Кагановичу, Микояну, Андрееву, ознакомиться с документом, и по прочтению, вернуть дневник ему обратно. Указание хозяина, было исполнено каждым неукоснительно, а дальше были сделаны оргвыводы, и последовали соответствующие действия.

Что в то время означало не выполнить приказы "отца народов", долго объяснять не надо. Юсуп Абдрахманов был снят с занимаемой должности, навсегда исключен из партийных рядов, в республиканских и союзных газетах, началась его травля, в оборот было введено понятие "абдрахмановщина" и впоследствии с ним расправились как положено, пытая перед казнью, все ему припомнив, и приклеив: и разбазаривание хлеба, и шпионаж с национализмом, сепаратизм, троцкизм, и ведение антисоветского дневника- который в народе называют  "Неизвестная поэма о любви и Революции"

 

 

 

 


"Возвращение из политического небытия" автор З.Курманов. 1989г. Отрывок


"Последние дни жизни Ю. Абдрахма­нова Стали известны благодаря воспо­минаниям известного киргизского пере­водчика Суюнбека Бектурсунова, умер­шего в 60 x годах. Он, как и Абдрахманов, проходил как подследственный и стал очевидцем его смерти. По его сло­вам, Абдрахманов наотрез отказался признать пункты обвинения и держался очень смело и уверенно. Чтобы сломать его, Юсупу устроили очную ставку с Ибраем Тойчиновым и Баялы Исакеевым, которые оговорили Абдрахманова. Од­нако увидев окровавленного Исакеева, Юсуп взял стакан воды и помог ему отмыть кровь на шее и сделал ком­пресс на рану. И здесь он еще раз пре­подал своим бывшим коллегам урок мужества и чести, встав выше личных обид. За этот самовольный поступок ох­ранники страшно избили Абдрахманова. 5 ноября он был вызван к следова­телю на допрос. Увидев, что следова­тель курит и пьет ром, он попросил его закурить и выпить стаканчик рому. В благодарность обещал подписать любое признание. После того как его прось­ба была исполнена, на лице Ю. Абдрах­манова появилась блуждающая улыбка, которая вызвала негодование следовате­ля который подумал, что Юсуп смеется над ним. Между ними вышла словесная перепалка. "Есть ли правда, или вы ее расстреляли? Переживаю, что когда устанавливал Советскую власть, не заме­тил подобных вам подонков. Спасибо за такую жизнь", - произнеся эти слова, Абдрахманов со всего размаху ударил следователя по голове табуретом. За­бежавший охранник тут же в упор рас­стрелял безоружного Юсупа..."

 

 


 

Неизвестный Турксиб

 

В этом 2020 году, в конце апреля, исполняется ровно 90 лет, со дня смычки Туркестано-Сибирской магистрали. 

 

Вопрос строительства железнодорожной магистрали соединяющий Восток империи с Сибирью поднимался в государстве более 50 лет тому назад. Царской России необходим был путь, благодаря которому власть могла усиливать свое влияние на новых территориях. В течении полувека проводились обсуждения этого проекта, время от времени изыскательские работы, но понимание значимости и жизненной насущности данного вопроса, его перспектив, полностью отсутствовали в умах государственных министерств, не позволяя просчитать экономический эффект от вложенных финансовых затрат. Как раз они, а точнее сумма капитало-вложений и останавливали, не давая реализоваться в масштабе этому процессу. Вялотекущими темпами к 1912 году акционерное общество Семиреченской железной дороги начало прокладывать рельсовый путь от станции Арысь до Бурное. Этот отрезок имел 237 километров и являлся решением задачи в усеченном, крайне ограниченном виде которая к тому же свернулась, с началом ввязывания России в первую мировую войну.
После Революции с приходом Советской власти, когда уже заканчивалась гражданская война и стало возможным приступить к процессу Социалистического строительства хозяйства, с новыми взглядами на решение предстоящих задач, в СССР приступили к реализации крупных стратегически планов.

Средняя Азия находилась в экономическом тупике и вопрос изменения этого положения, приобретал все большую значимость. Юсуп Абдрахманов понимал что транспортные пути являются венами экономики, а железнодорожная магистраль это кровеносная артерия государства. К 1924 году он добивается прокладки рельсовой колеи до Фрунзе. Но Юсуп не останавливается на достигнутом, и когда через небольшой промежуток времени, остро назрел вопрос по соединению Средней Азии с другими частями Советского союза, он явился одним из тех инициаторов, кто вновь предложил возродить план строительства железнодорожного полотна между Туркестаном и Сибирскими регионами, где северная часть Киргизии находилась бы на магистральном пути. Таким образом город Фрунзе, который не имел дальнейшего железнодорожного продолжения, становился бы отправной точкой начала строительства магистрали, а также транспортным узлом, между европейской частью страны и азиатской Сибирью. Наметившееся реализация плана, получило название Турксестано-Сибирирская железнодорожная магистраль, сокращенно Турксиб. Турксиб был не только основным проектом первой пятилетки в СССР, на ряду со строительством ДнепроГЭса, но и грандиозной стройкой в масштабе всего человечества, того периода. Весь мир с интересом наблюдал как новое социалистическое государство рабочих и крестьян приступило, к свершению мирных героических трудовых подвигов.
Если применять общие грубые лекала, то основной задачей строительства железнодорожного пути была перевозка грузов, по кратчайшему пути между Туркестаном и Сибирью. Первостепенным это был хлопок из Средней Азии в Сибирь, а из Сибири в обратном направлении, зерновые культуры и лес. Но немало важным аспектом при строительстве магистрали, который в перспективе набирал все более важное значение для народного хозяйства, это было экономическое развитие сопрягаемых территорий, по которым проходил путь. И отношение к тому маршруту, по которому должна была пройти железная дорога, было не мене ответственной задачей, чем просто сухой план перемещения грузов из одного региона страны в другой. В плановых изысканиях 1925-26годов, было намечено несколько вариантов, по каким территориям пройдет магистраль. Во многом данные маршруты опирались на предыдущие дореволюционные проекты. 3 декабря 1926 года на заседании Совета Труда и Обороны, был озвучен доклад Госплана о перспективах строительства крупных объектов на ближайшую перспективу, которая должна во временном выражении умещаться в пять лет. В постановлении Совета Труда и Обороны, было зафиксировано строительство Туркестано-Сибирской железнодорожной магистрали, отправным пунктом которой, был город Фрунзе. Естественно данное решение было выработано в результате огромного влияния Юсупа Абдрахманова, именно на такой план. Этот вариант давал возможность помимо реализации основной задачи строительства Турксиба, еще и на Семиреченском отрезке, обеспечить развитие двух Азиатских Республик Казахстана и Киргизии, особенно районов пролегания железнодорожной магистрали. Данный проект предполагал что не смотря на более сложный маршрут, сопряженный с высокими финансовыми и временными затратами, все же железная дорога пройдет, по плодородным орошаемым территориям двух республик, уже освоенным землям, с относительно высокой плотностью населения, где быстрыми темпами развивается сельское хозяйство, система ирригации, перерабатывающая промышленность, и энергетика, добыча полезных ископаемых. Данные районы являлись существенной частью экономического ядра двух автономий. Это давало бы им, еще больший толчок в развитии примыкаемых к магистрали территорий, на этом участке Турксиба. Также помимо экономики, был и политический момент, который заключался в том что облегчалась экономическая связь с сопредельным Китайским Сцин-Зяном.
Ю. Абдрахманов особенно остро понимал всю важность этого варианта проекта и был его главным инициатором.

В проекте который отстаивал Адрахманов, было три направления прохождения железной колеи по территории Киргизии и Казахстана.

 

 

 

 

 

Первый –Кастекский, (самый благоприятный для развития экономического потенциала Киргизии, Казахстана и западной Сибири. Он начинался от города Фрунзе, имел продолжение в Восточном направлении до города Токмак, далее в районе Кемина, преодолевая горный массив он выходил через Узунагаш к Алма-Ате. Этот вариант, сразу же первую очередь был отвергнут, проектировщиками Наркомпута, по причине его сложности, но нужно еще раз подчеркнуть что данный вариант был самым выгодным с экономической точки зрения для двух Республик и западной Сибири.)
Второй- Курдайский (Рельсовый путь должен был пройти от Фрунзе, через Курдай и далее на Алма-Ату)
Третий- Кокпатасский. ( Это разновидность Курдайского маршрута с небольшим ответвлением)

Также существовал и четвертый вариант, это Чокпарский маршрут, где железная дорога, проходила только по территории Казахстана, от станции Луговая, по малоосвоенным, неплодородным, полупустынным и степным землям, с низкой плотностью населения, и к тому же удлиняющему путь от двух столиц соседних Республик Алма-Аты и Фрунзе, между которыми 250 километров, еще на дополнительные 300 километров. Данный маршрут также был сопряжен трудностями заправки паровозов водой, но нужно отметить что он имел и свою привлекательность, для некоторых чиновников задействованных в строительстве. Заключалась она в том, что этот путь был менее затратным и сокращал общую длину Турксиба от Ташкента(столицы Средней Азии) до Новосибирска на "несколько" километров, а также были бы уменьшены общие сроки окончания строительства, на которые Политбюро ставило особый акцент. Стоимость этого варианта, по расчетам и заверениям НКПСС была на 26 млн. рублей ниже, чем Курдайский проект.)

Все проходило по замыслу Юсупа, где магистраль шла по плодородным районам Семиречья Киргизской и Кзахской автономий. На  декабрьском заседании, в своем постановлении Совет Труда и Обороны зафиксировал необходимость сооружения в пятилетний срок Туркестано-Сибирской дороги с примыканием ее к существующим железным дорогам в Семипалатинске и Пишпеке (Фрунзе) Этот законодательный акт был основанием для строительства Турксиба. Уже через два месяца на принятом директивой правительства решении, в целях скорейшего создания, и приступлению к началу работ, Наркоматом путей и сообщений в феврале 1927 года, было создано управление по постройке Турксиба. Также при совнаркоме РСФСР был создан комитет содействия Турксибу, во главе заместителем председателя совета народных комиссаров РСФСР, Тураром Рыскуловым. Помимо данных структур управления, находящихся в Москве, было организованно два местных управления, одно в Киргизии во Фрунзе и второе в Семипапатинске в Казахстане, так как строительство должно было начаться одновременно с юга и севера на встречу друг другу. На всем протяжении пути где пройдет магистраль, было решено сразу же создавать и подготавливать инфраструктуру. Нужно еще раз отметить что одним из не мало значимых условий, в реализации всей задачи строительства, были сроки ее окончания. Как уже отмечалось выше, Сталин и политбюро ставили перед организаторами, жесткие временные рамки.

На стадии когда уже необходимо было приступить к началу строительных работ Комитет строительства Турксиба, внезапно полностью меняет план и выносит решение в пользу Чокпарского варианта. Рыскулов возглавляющий комитет содействия, в корне изменил свои взгляды и встал на сторону Чокпара. Одним из обоснований такого решения стал перевес важности транзита, над освоением и развитием сопрягающихся с магистралью территорий, и значительные технические трудности, представляющие переход через горный хребет Чу-Илийский Алатау, разделяющий бассейны рек Чу и Или. Также важным обстоятельством повлиявшим на решение комитета, явилось и то, что исследовательскими организациями геолого-технического подразделения академии наук, в течении весенне-летнего периода 1927 года, были найдены источники воды, пригодные для заправки паровозов, на Чокпарском направлении.
В июле 1927 года начальник строительства Турксиба Шатов начал активные проектировочные работы на участке Чокпар, при этом подвергая жесткой критике собственных специалистов и общественность, которые были зациклены на Курдайском варианте и поддерживали Абдрахманова. Шатов отмечал что Чокпар можно будет построить быстрее, так как будет меньше каменно-скальных вырубок, и то что поезд от Ташкента до Новосибирска пройдет меньший путь, аж на целых,( тех самых "нескольких") 12 километров, при общей длине в 1145 километров.
Узнав о таком решении комитета по содействию строительства магистрали и НКПСС, Юсуп Абдрахманов опускать руки не собирался, это было не в его правилах. Он сразу же стал активно возражать против таких аргументов, большинство из которых не выдерживало никакой критики, заявляя о том, что Чокпар продвигают некомпетентные люди, не владеющие ситуацией и не знающие реального положения дел, к тому же имеющие близорукое видение всего процесса строительства и его значимости.
20 августа Шатов обращается к президиуму содействия строительству, с просьбой одобрить вариант Чокпарский участок. Понятно что идя на данный шаг, опытный Шатов искал политическое прикрытие для непопулярного решения, и тем самым подтвердил полномочия комитета для рассмотрения этого вопроса. Ставя в обоснование вариант Чокпара, Шатов особо отмечал, что это снизит расходы на 26 миллионов рублей, и что будут сокращены сроки окончания стройки, на три с половиной-четыре года. Здесь Шатов вылезая из кожи вон, поставил всю свою репутацию директора проекта на алтарь, утверждая что необходимо бороться только за этот вариант, и чем быстрее он будет принят тем лучше. Президиум комитета в составе 7 человек из 10, принял решение в пользу Шатова. Но в дальнейшем региональное руководство комитета не присутствующее при рассмотрении вопроса, которое стояло на позиции Абдрахманова, выразило протест остальным членам, что они вынесли решение по Чокпару без них, и что интересы Киргизии и Казахстана были ущемлены данным решением.
В течении недели Юсуп Абдрахманов, отправляет отчет в Совет Труда и Обороны, с требованием отменить решение президиума по строительству Турксиба. При этом Абдрахманов выдвигал ряд технических и финансовых возражений против выбора, на котором настаивал Шатов. Абдрахманов также отмечал что интересы маленькой ранее угнетенной нации, молодой только родившейся Республики, были принесены в жертву, наркомату путей и сообщений, ради того чтобы сократить магистраль на 12 километров. Абдрахманов также смог организовать региональную поддержку, выстроив ее таким образом, что стало очевидным как бюрократы из центральной власти равнодушные к проблемам всей советской страны, боролись с национальными меньшинствами. Что в головах у некоторых начальников, считающими себя Революционерами, наделенных большими полномочиями, еще осталась та дореволюционная царско-имперская инертность, которая не позволяет им смотреть на ситуацию иным взглядом, в духе нового изменившегося времени. У многих до сих пор не произошел перелом в сознании, что наступила другая эра в человеческих отношениях, и практическое применение новых законов, как раз и заключается в борьбе, прежде всего с самими собой, со своим старым великодержавным мировоззрением, с дореволюционными отжившими свой век догмами.
Несмотря на все возражения, НКПСС 17 сентября все же официально утверждает проект Чокпара, на полном пленарном заседании. И чтобы хоть как-то удовлетворить возражения Абдрахманова, у них возникает план, а точнее отходной маневр, обеспечить транспортные потребности северной части Киргизии путем прокладки прямой ветки от города Фрунзе до города Токмак. Этим решением, вылившимся в формулу «Чокпарский вариант плюс Токмакская ветка», по мнению НКПСС Киргизия получала те же, даже лучшие транспортные условия, что и в том варианте который отстаивал Абдрахманов. Но у Юсупа была своя формула «Курдай плюс Иссык-куль», вторую часть которой он открыто конечно же пока не озвучивал, но которую он собирался обязательно реализовать в ближайшем времени, без радушных помощников, «друзей Киргизии» в виде чинуш из НКПС и комитета по содействию строительства.
На самом заседании, товарищ Шатов сам лично предпочел не присутствовать, поручив действовать своему помощнику Иванову, который заявлял что Наркомпут служит как общим интересам страны с наименьшими затратами, так и Средней Азии, строя путь быстрее. Однако Абдрахманов не желал жертвовать будущим своей Республики, ценой ответвления от основной магистрали, он понимал что даже казалось бы при этом не плохом варианте, Киргизия остается в транспортном тупике, районы Южного предгорного Казахстана граничащие с Киргизией не обеспечиваются ж.д. сообщением. Юсуп Абдрахманов заранее и тщательно готовился к схватке. Он загодя поручил своему республиканскому Госплану просчитать все сметные цифры и данные по строительству Турксиба, которые давали представители Наркомпута. Товарищ Гальперштейн из Госплана Киргизии напомнил собранию что позиция его правительства, пользуется поддержкой Туркменистана, Узбекистана, и Средне-Азиатского экономического совета(Средазбюро) иными словами, позиция Киргизии это позиция всей Средней Азии. Возмущенный аргументами Наркомпута, Гальперштейн утверждал что вариант Чокпар, это бессмысленная трата денег, и что Киргизия отстаивая Курдайский проект, спасает народное хозяйство всего СССР, от фатальной ошибки, которую предлагают совершить заблуждающиеся не знающие местных реалий работники Наркомата путей и сообщений. Наконец Гальперштейн не согласился со сметной стоимостью всего Турксиба, утверждая что Курдай стоит дороже Чокпара, только из-за расточительности народных средств администрацией проекта, которая с купеческим размахом, решила развернуться на широкую ногу, и была готовой платить своим флотам по довоенным ставкам в 5.33 раза дороже. 

Руководством страны для начальника Иванова, товарищу Владимиру Сергеевичу Шатову, были даны специальные условия и полномочия. Кстати для справки, ранее в 1907 году Шатов эмигрировал в США где почти десять лет, жил в Нью-йорке. Шатов мог без согласования сверху распоряжаться кредитом, приобретать имущество, набирать технических сотрудников, нанимать рабочую силу, гужевой транспорт, взаимодействовать со всеми учреждениями и организациями страны. 

Возмущению присутствующего Иванова не было предела, такого поворота событий он не ожидал. Являясь и честно считая себя, не только управляющим строительства но и убежденным коммунистом ответил отказом от идеи эксплуатации рабочих путем выплаты им довоенной заработанной платы. Аргументы Гальперштейна, полностью изменили поддержку комитета содействия Чокпаркому варианту. Членов комитета стали подозревать в необоснованных тратах и отказывались санкционировать проект Чокпар. Вместо этого снова была сформирована очередная комиссия под командованием Эссена из Госплана для рассмотрения заявлений и встречных претензий каждой из сторон, которая была равномерно разделена между центральным и региональным представительством, и они предоставили свой отчет менее чем через неделю,, выступив на сторону Киргизии по многим вопросам, утверждая, что Турксиб, действительно намеревался переплатить за флот, вариант Чокпара будет стоить всего на 10, а не на 26 миллиона рублей дешевле, чем Курдай, и этот Курдай будет гораздо легче и выгоднее развивать в экономическом плане, и что сроки его строительства будут дольше всего на год, а не на три с половиной – четыре как утверждали в НКНСС. Однако в конечном итоге комиссия все же опять квалифицированно кивнула Чокпару, исключительно на том основании, что это сократит время строительства железной дороги. Заключение этой Эссенской комиссии, никого не удовлетворило. Иванов решительно не согласен с предложениями по сокращению затрат на рабочую силу и оспаривает расчеты комиссии. Гальперштейн был озадачен заключениями комиссии, поскольку она в основном согласилась с его докладом и все же выбрала Чокпар. Несмотря на то, что он позволил себе грубый комментарий о быстро испаряющемся бюджетном преимуществе Чокпара («Кажется, мы были в два раза правее администрации строительства»).
Но Юсуп Абдрахманов не намерен был сдаваться. Он отпустил мощный поток антиимпериалистической и классовой критики против Наркомпута и предположил, что буржуазные эксперты в центральных министерствах планирования подрывают партийную политику национального равенства, которая декларировалась на все сьездах, пленумах, и совещаниях, которой необходимо неукоснительно следовать. Сам Абдрахманов будет следовать ей всю свою жизнь, ему постоянно приходилось вести борьбу с бюрократами в личине революционеров, засевших в различных советских ведомствах и учреждениях на всех уровнях. Как писал его друг В. Маяковский

 

Утихомирились бури революционных лон.

Подернулась тиной советская мешанина.

И вылезло
из-за спины РСФСР

мурло мещанина.

(Меня не поймаете на слове,
я вовсе не против мещанского сословия.
Мещанам
без различия классов и сословий
мое славословие.)
Со всех необъятных российских нив.
с первого дня советского рождения
стеклись они,
наскоро оперенья переменив,
и засели во все учреждения.


Для Абдрахманова выбор хотя бы Курдая, имел решающее жизненно-важное значение для будущего не только его республики, но и соседнего Казахстана, он открыто заявлял: «Чокпар превратит Киргизию в колонию» Несмотря на эти призывы, на этой сессии комитета рухнула стена региональной поддержки. Представители Казахстана и Сибири пошли на попятную, и посчитали, что отрезок ветки до Токмака удовлетворил жалобы Киргизии, и что скорость строительства Турксиба была первостепенной. При закрытом голосовании, одиннадцать против семи при двух воздержавшихся, комитет проголосовал за вариант Чокпара.
Однако дебаты о Чокпаре на этом не закончились. Эти люди просто плохо знали Юсупа Абдрахманова, его морально-волевые качества, его стремление бороться до победного конца, идти не смотря ни на что к намеченной цели, Юсуп мог остановиться получив решение для республики Токмакскую ветку, и не наживать себе врагов в руководстве, ведь по большому счету, паритет был уже обеспечен, Киргизия получала ж.д. сообщение в глубь северной территории, приближаясь к Иссык-кульскому кантону. Но Абдрахманов не был таким человеком. Он ставил интересы народа выше собственного благополучия. И решая вопросы в пользу возглавляемой им Республики, польза была и для всего СССР. Абдрахманов твердо был убежден что его оппоненты, совершают громаднейшую ошибку, прежде всего по отношению ко всей Советской стране, ко всем ее гражданам. Если мыслить категориями начальников Турксиба, действительно Курдайский вариант проходил по территории Киргизии всего около 30 километров, и Токмакский отрезок для Киргизии был более выгоден. Но Абдрахманов болел не только за свою республику, но и за общее дело, за которое боролся, болел не на словах а на деле, что нельзя сказать о его противниках. Для него нерациональное использование народных средств, тем боле в такое тяжелое время, когда дорога каждая копейка, было недопустимо.

Петиция Абдрахманова в Комитет Труда и Обороны вызвала их слушания, в то время как Всесоюзный Госплан и Советский Сельскохозяйственный банк рассмотрели решение в начале октября и поддержали киргизскую петицию за Курдай. Без сомнения, будучи сбитым с толку всеми противоречивыми утверждениями, правительство из-за энергичных возражений Наркомпута, опять назначило новую комиссию во главе с заместителем председателя Совнаркома Лежавой для окончательного вопроса. Лежавская комиссия собрала ряд секций Госплана для рассмотрения противоречий и пришла к выводу, что Чокпар будет дешевле и быстрее построить. От комиссии возглавляемой Лежавой другого ожидать и не стоило, он никогда не утруждал себя глубоко вникать в вопрос. Характеристикой этого чиновника красноречиво служила его позиция, на совещании по национальному вопросу, когда Лежава с ироничной пренебрежительностью отнесся к обоснованным требованиям Башкирии обеспечить ее ж.д. сообщением, заявляя что Вам в Башкирии хоть весь годовой бюджет СССР предоставь, и вам все будет мало.
В результате был составлен окончательный проект дороги и расценочная ведомость, внесенные на утверждение СТО, который принял решение строить дорогу по трассе от ст. Луговой на Чокпарский перевал, с заходом в Алма-Ата, оттуда на Сергиополь по Балхашскому варианту, и на Семипалатинск. Одновременно было решено принять, в качестве ориентировочной, стоимость Турксиба не свыше 203,7 млн. руб. Вместе с тем, СТО предложил НКПС принять меры к сокращению сметной стоимости дороги и доложить о результатах указанных мероприятий не позже 1 сентября 1928 г. В целях уменьшения строительной стоимости дороги СТО предложил НКПС «пересчитать стоимость работ при применении в порожнем направлении (на север) больших, по крайней мере, на 25%, против груженного (на юг) направления предельных подъемов....», а также «принять все меры к возможному снижению стоимости работ путем рационализации и механизации их, и установления целесообразного, в течение постройки, соотношения местной и привозной рабочей силы».
Казалось все возможное было исчерпано, но те кто решил что победа уже у них в руках, очень сильно ошибались Юсуп работая ранее в Москве в цк имел определенный круг знакомств в центральном партийном аппарате. Он прежде всего сблизился со своими сверстниками такими как Бажанов, Ибрагимов, Сабиров, и рядом других молодых работников, среди которых он имел большой авторитет, и со многими из которых он будет поддерживать товарищеские отношения в последующем. В отстаивании своей позиции, Юсуп конечно же по возможности опирался и на их помощь, помощь таких же талантливых молодых ребят, но все же силы были не равны. Матерые бюрократы, старшие по возрасту статусу, и положению, получившие школу ведения дел еще в старорежимные царские времена, на отлично знали как заволокитить любую инициативу, тем более когда дело дошло до того, что для многих из этой когорты чиновников, на кону стояла их репутация как партийцев. А ведь некоторые из них, в партии оказались в силу сложившихся обстоятельств, конечно не все, среди этих людей были и такие кто искренне верил в свою правоту, и был честен в своих взглядах, но не мало было тех кто после двух революций, затисался в партийные ряды, кто приспособился к радикально изменившейся обстановке и продолжал плыть по течению. Имитируя процесс работы для них смена власти или жизненных условий ничего не значили. Такие в любых изменения и пирепитиях судьбы находили свое место под солнцем. Так было всегда так есть и сейчас так будет и в будущем.
У Юсупа оставался еще один последний шанс, и ранее он, всегда когда наступал такой ответственный, судьбоносный момент, его непременно использовал. Он обращается в суд последней инстанции, Политбюро. Есть достаточное количество документальных свидетельств, как Абдрахманов неоднократно на прямую обращался к Сталину, для решения важных задач, когда все ресурсы были уже использованы, и надо отметить что Сталин, всегда внимательно проникался к обращениям Абдрахманова, тщательно рассматривал их, и практически постоянно вставал на его сторону. Так было и в этот раз, вопрос о варианте маршрута, оказался на повестке дня, в Политбюро у Сталина.

 

3 ноября 1927 года высший совещательный орган страны принимает решение. Политбюро собрало не менее пяти чиновников, чтобы рассмотреть спор о Чокпаре и Курдае. В конце концов, Политбюро также подтвердило выбор Чокпара. Это решение, однако, не было полной катастрофой для Абдрахманова. Правительство приказало Наркомпуту «построить железнодорожную ветку» к Токмаку и далее к озеру Иссык-Куль, «если это возможно». Этот приказ в котором дополнительно прозвучало « и далее к озеру Иссык-куль» был еще одной победой Юсупа. Окончательное строительство железнодорожного сообщения до Иссык-куля, произойдет когда с Юсупом уже расправятся и его не будет в живых, но это без всякого сомнения его проект, и это его победа, дорожная карта строительства была у него в руках. Сейчас же, когда Абдрахманов вот-вот приступит к реализации строительства Токмакской ветки, обозленные деятели всех рангов, начиная от политбюро, ЦК, особенно Наркомата путей и сообщений а также других ведомств, еще не раз вставят Абдрахманову палки в колеса, и замечательно то, что дневниковые записи Юсупа позволяют достоверно знать, как дальше продолжался поединок за строительство теперь уже Токмакской ветки, хотя казалось бы само политбюро во главе со Сталином дали на это добро. Но и в этой трудной борьбе Абдрахманов окажется победителем.

 

Через много десятков лет, западные ученые-историки исследовавшие все этапы строительства Турксиба напишут:

Мобилизовав антиимпериалистическую риторику и упрямо следуя всем доступным ей бюрократическим маневрам, крошечная только появившаяся на свет автономная республика Киргизия во главе с 26 летним парнем, сразилась с могучим Наркомпутом, близким к ничьей. Идея противодействия промышленному министерству была бы нелепой для царского министра и была бы нелепой для советского народного комиссара к концу 30-х годов. То, что киргизы добились этого успеха, должно озадачить тех, кто видит только расчет власти в советском промышленном планировании. Ясно, что способность мобилизовать основные убеждения режима, такие как антиколониализм, была важной составной частью советской политики. Более того, Абдрахманов заверил, что победа Наркомпута на Чокпаре будет пирровой. Мало того, что конфликт задержал строительство на два месяца, когда скорость завершения проекта была одним из главных условий, теперь бухгалтерия Турксиба стала предметом пристального внимания на высших уровнях партии и правительства. Когда в марте 1928 года Турксиб представил колоссальный окончательный бюджет в 197,5 млн. рублей, власти не были склонны к пониманию и доверию. Еще до этого представления Комитет по труду и обороне предупреждал, что «уже были просчеты в первоначальных расчетах стоимости железной дороги Турксиб. Согласно заявлениям отдельных специалистов, эти просчеты очень велики». Теперь Рабкрин, главный инспектор правительства по промышленности и управленческому делу, поставил всех ответственных за реализацию проекта Турксиб в известность о том, что они будут тщательно проверять их эффективность. Киргизия, возможно, не получил Курдая, но они получили свой фунт мяса.(«свой кусок пирога») В дебатах о планировании большая часть риторики о слиянии и взаимодействии местных и национальных интересов оказалась несостоятельной. Не только Фрунзе, но и другие области, такие как предгорный Восточный Казахстан, были принесены в жертву тому, чтобы построить более дешевую железную дорогу. Несмотря на заверения об обратном, советское правительство хотело построить Турксиб, чтобы обеспечить сырьем его центральную текстильную промышленность. Для этого ему нужна была транзитная линия, которой Наркомпут безжалостно жертвовал местными интересами. Это пахло империализмом, выглядело как империализм и шло как империализм – Ю. Абдрахманов даже хотел назвать это империализмом.
Несмотря на это, страдания Наркомпута должны насторожить против бойких сравнений с плохим старым днем царизма. На одном из заседаний Комитета по содействию заместитель наркома Наркомпута Халатов пытался отклонить местные опасения по поводу варианта вопроса: «Мы не можем предложить вариант, который на сто процентов удовлетворителен для Сибири, Киргизии, Казахстана и Центральной Азии. Мы должны поддержать вариант, который прежде всего отвечает экономическим интересам Союза в целом ». Хотя это поддерживал Борисов, который знал и одобрял то, как все делалось в старые времена, не только Комитет, но и также Совнарком, решительно порицал взгляд Халатова. Фактически, планирование Турксиба включало в себя сложную политику, содержащую в себе три принципиально различных типа политических факторов: комиссариаты центрального правительства, региональное лобби и сам режим. Трудно представить, чтобы Турксиб одержал победу в 1926 году без мощных институциональных союзов, созданных Рудзутаком, Рыковым и Рыскуловым. Однако столь же трудно представить себе такую кристаллизацию в 1930 году, когда Рыков был опозорен, Наркомпут принял предпочтение группы Сталина в политике в отношении инвестиций в промышленность над транспортом, и кампания по коллективизации закончилась, вместе с терпимостью режима к местным специальным мольбам. Хотя пример Турксиба, как и других в тот период, показывает, что даже глубоко разделенная местная политическая элита может объединиться, чтобы создать сильное региональное лобби, местное лобби явно не было достаточно сильным, чтобы диктовать центральную инвестиционную политику. Похоже, центральный комиссариат не всегда добивался своего.

 

 

Представители Комитета администрации Турксиба и Наркомпут, в этой истории больше беспокоились о том как сохранить свое лицо, нежели о интересах всей страны. Влезая в эту игру, они не предполагали чем все это обернется для них, и какими последствиями все закончится. Данный спор получил широкий общественный резонанс всесоюзного масштаба, освещаемый прессой. Так как обратного пути у них уже не было , они использовали все возможные рычаги, цепляясь за соломинку, придавая великое значение несуществующим аргументам, включая личные связи на самом верху партийного руководства, склонив на свою сторону таких как Лазарь Каганович. Также они не гнушались вводить в заблуждение отстаивая свой проект, устрашая неимоверными трудностями а порой и невозможностью реализации иных вариантов, пугая огромными затратами на ряд многокилометровых тоннелей в непреодолимых ущельях, не только на Курдайском, и Кастекском маршрутах, но даже в последствии после получения приказа политбюро, на Иссык-кульском маршруте в Бооме, называя его не целесообразным, авторитетно рекомендуя получше организовать имеющееся автодорожное сообщение Все делалось намеренно и согласованно для того чтобы не прошли предложения Абдрахманова, все чтобы затормозить строительство дороги до Иссык-куля. В своих заказных статьях о правильности выбранного Чокпарского маршрута, привлеченные Наркомпутом эксперты-борзописцы, описывая разразившийся конфликт всесоюзного масштаба, использовали таки эпитеты, как «произошел фетишизм магистрали». Директора строительства поставили себе в заслугу возможность строительства Токмакской ветки, не упоминая о том что это Киргизия, действия Абдрахманова и его госплана с экономили стране в конечном итоге свыше 28 миллионов народных рублей, укротив, аппетиты обнаглевших беспечных деятелей, заставив их в дальнейшем на всем этапе строительства рационально использовать все ресурсы. Чинуши из Турксиба хорошо получив по шапке, однажды до того перестарались в выказывании своей рачительности и хозяйственности, что в целях «экономии», чуть не оставили Алма-Ату без прямого пролегания магистрали. Хорошо что хоть здесь, у них хватило той малой толики здравого смысла, просчитать, что сегодняшняя экономия в 2 миллиона рублей, растворится в первый год начала эксплуатации железной дороги. Но все же, они не могли иметь видение на десятилетия вперед, и охватить всю перспективу проекта комплексно, погнав составы, по степным буранным полустанкам и верблюжим колючкам. В дальнейшем своем дневнике, Юсуп еще не раз отметит горемычность, неэффективность и бестолковость управленцев из НКПС: «Видел пустые новосибирские вагоны, опаздывающие на сутки поезда.» Чтобы охватить всю картину в целом нужно было иметь незаурядные, способности, которые напрочь отсутствовали у людей принимающих судьбоносные решения для Советской страны.


Что потеряло народное хозяйство СССР и его граждане, при выборе Наркомпутом Чокпара? Сама идея создания дороги, служить советским людям, прежде всего жителям Средней Азии и Сибири проживающих на пролегающем маршруте, подразумевала и глобально-временной аспект развития этих районов, где проляжет путь. При условии выбора первого Костакского проекта колея почти подходила к воротам Иссык-кульской котловины. Абдрахманов не напрасно доказал Сталину и остальным членам политбюро, добившись их приказа Наркомпуту построить дорогу до Иссык-куля. Юсупу удалось обратить внимание на этот важный для всего государства вопрос, и склонить политбюро к такому решению. Советская страна, самая большая по площади на земле, занимает одну шестую часть мира, располагаясь на бескрайних просторах двух континентов. Но все же не смотря на это, подавляющая часть ее территории, находится в относительно суровых широтах. Право человека на отдых, завоеванное Революцией, отправившись в трудовой отпуск, ее гражданам можно реализовывать по разному, в том числе и на морских курортах. Но если принимать во внимание именно этот способ проведения отдыха, то нужно с сожалением отметить, что несмотря на огромную площадь страны, в СССР, все известные морские курорты на тот момент, сосредоточены лишь в Европейской части страны. Жителям Средней Азии, Сибири, и многих других районов, они недоступны по причине большой удаленности и положением дел в транспортной системе тех лет. А в Киргизии в Иссык-кульском кантоне, находятся все необходимые условия для массового морского отдыха советских трудящихся. Это место является уникальнейшим на планете, по своим природно-климатическим условиям. Находясь в самом центре Азии где вокруг на тысячи километров полупустыни пустыни да степи, где летнее солнце не щадит ничего, и никого, в горах укрывшись от зноя, оставаясь озером присутствуют морские и одновременно горные климатические условия. Иссык-куль лишь по законам географии нельзя назвать морем, во всем остальном, это самое настоящее небольшое море, со всеми атрибутами присущими морям. Сама земля Иссык-куля словно создана для организации здесь курорта.
Отроги гор богаты целебными минеральными, большей частью термальными, радиоактивными источниками. В мелководьях озера обнаружено около 10 месторождений лечебных грязей с удобной добычей (около 2 млн. тонн), не уступающих по химическому составу и физическим свойствам прославленным грязям черноморских курортов. что в общей сложности позволяет ежегодно отдыхать на Иссык-Куле около 1 млн. человек.
Природные условия одинаково благоприятны для земледелия и животноводства. Достаточное количество осадков дает возможность возделывать сельскохозяйственные культуры без орошения на террасах рек, на подгорной и приозерной равнинах и пологих склонах до 2500 м, а на поливных землях позволяет ограничиться только одним поливом.
В Котловине большие площади для возделования кормовых бобовых и злаковых трав. Кроме того, для возделывания технических (подсолнечник, свекла, опийный мак), овощных (картофель, огурцы, томаты, лук, морковь и др.) и плодовых (яблоня, груша, абрикосы, черешня, вишня) культуры, а также ягодников (черная смородина, малина, клубника, крыжовник). Особенно нужно подчеркнуть уникальный фактор месторасположения Иссык-кульской долины, в которой происходит вызревание плодово-ягодных, на месяц позже чем в соседней граничащей Чуйской долине. Эта климатическая особенность позволяет увеличить продолжение обеспечения населения, свежими фруктами и ягодами, не затратно и беспрерывно весь летний сезон, что особенно благоприятно для санаторно-курортной зоны.
Нельзя не отметить хорошие урожаи картофеля в Иссык-Кульской котловине и низкие — в условиях неблагоприятного для него, жаркого климата Средней Азии. В силу этих особенностей Прииссыккулье является важным источником снабжения Чуйской долины и других районов Киргизии семенным картофелем. Иссык-Кульская котловина — главный поставщик опия в Советском Союзе. Лекарственный (опийный) мак возделывается в предгорьях до высоты 1900 м.
Имеет значительный потенциал судоходство рыболовство, пчеловодство и охота.
Наиболее важная отрасль сельского хозяйства Прииссыккулья — животноводство. Широко распространено отгонное животноводство, для которого используются не только горные луга в ущельях Терскея и Кунгея, но также долина Иныльчека и сырты Арабели, Сарыджаза, Карасая, Верхнего Нарына и Акшийрака
Прииссыккулье богато гидроэнергетическими ресурсами .
Весь этот потенциал можно было развить в короткие сроки, без крупных капиталовложений, при условии лишь наличия транспортной составляющей.

 

Однажды по приглашению Юсупа на Иссык-куль приезжают его Московские друзья, известный литератор того времени, который входил в ближайший круг поэта Владимира Маяковского, Осип Брик со своей гражданской женой Е.Соколовой, Об этой истории мы подробнее остановимся позже. Сейчас же мы приведем лишь небольшой отрывок, из письма Осипа Брика, находящегося на берегу горного озера, Лиле Юрьевне Брик. По мнению современных академических кругов, это лучшая историческая реклама Иссык-кулю и его рекреационным ресурсам:

 

«….Здесь очень хорошо. Есть все что надо для летнего отдыха: 1)Солнце, воздух и вода, 2)горы, 3)фрукты, 4)продукты, и 5)чудная погода.
Солнце горное. Печет но совсем не жарко. Воздух идеальный, всегда чуть свежий. Вода-морская, соленая, глубоко-синего цвета, нехолодная но свежая, небольшие волны. Пляж песчаный.
Горы с двух сторон. Снежные вершины. Красота необыкновенная. В горах водопады, речки (бурные), ущелья луга, табуны, киргизские юрты и олени.
Фрунзе -также в саду: абрикосы, сливы, урюк, яблоки, груши. Можно рвать прямо с дерева, или покупать ведрами. Ведро абрикосов(5 кило) 5 рублей.
Продукты-молоко, мед, масло,огурцы, помидоры, яйца, все тут же и за гроши.
Масса всякого зверья. Прежде всего лошадки, чистокровные жеребцы- производители, которых моют, чистят причесывают, меряют температуру, и которым одно только дело-крыть маток. Потом матки, которые живут круглый год в табунах в горах, и кормят своих жеребенков. Между прочим, я тоже пил кумыс. Очень вкусно……..
Приняли нас здесь замечательно.»

 


В 1926 году постановлениях 12 ссесии ВЦИК, одним из направлений развития Киргизской Автономии, которую возглавил Ю.Абдрахманов, на ряду с многими различными задачами экономики, он ставил задачу развития горно-курортного дела Республики. Горно-курортное дело- именно так в то время называлось санаторно-курортная отрасль, которая никогда ранее не присутствовала в этом регионе, и развитие которой, имела громаднейшую перспективу и огромное значение как для Киргизии, так и для всей Советской страны в целом. С выбором Чокпара, освоение курортного потенциала, затормозилось на несколько лет, потому как немаловажным фактором для ее развития является транспортная доступность, которую практически решал первый Кастекский вариант. Лишь в 1931 году постановлением «В документах от 31 мая 1930 года Совнарком РСФСР(куда на тот момент входила Киргизия как автономная Республика) по отчету Совнаркома Кирг. АССР, принял постановление «О хозяйственном, и культурном строительстве и перспективах развития Киргизской АССР» В пунктах 7-10, в которых речь идет о мероприятиях по народному образованию и здравоохранению поручено: Наркомздраву РСФСР, в связи с окончанием строительства Туркестано-Сибирской железной дороги предложено «обратить особое внимание на развитие курортов Киргизии…. И предусмотреть в контрольных цифрах 1930-31гг. соответствующие ассигнования». в связи окончанием строительства Турксиба Абдрахманову удалось выбить ассигнования на эту задачу и.т.д» но и тогда транспортного сообщения из –за выбора Чокпарского маршрута так и не было еще долгие 19 лет. Выбор Чокпарского отрезка пути, привел к нецелесообразности пассажирских перевозок между двумя ставшими впоследствии крупными городами, столицами Киргизии Фрунзе, и Казахстана Алма-Атой. Это положение усугубилось с развитием автомобильного сообщения. Гражданам стало бессмысленно пользоваться железнодорожным транспортом на этом направлении, так как при Чокпаре образовалась огромная петля, увеличивающая расстояние между городами на несколько сотен километров. По той же причине, когда прошли годы и всесоюзный курорт Иссык-куль неизбежно расцвел, ж.д. сообщение из Алма-Аты на Иссык-куль не стало востребованным. Этим же обстоятельством, является пересадка на автотранспорт подавляющего большинства пассажиров следующих на Иссык-куль из Сибирского региона, в казахстанских станциях Чу. и Отар. Пассажиры предпочитают переплатить, но сократить путь на курорт Иссык-куль, следуя автотранспортом, на целые сутки.
Нельзя не привести и другую причину которая нанесла ущерб развитию Казахстана и Киргизи выбором Чокпара. …Вся Средняя Азия в те годы, в экономическом аспекте, представляла из себя огромную безжизненную пустныню, На полотне этой картины, приглядевшись можно было найти редкие маленькие оазисы, это те районы, где зарождались и развивались первые крошечные ростки экономики. Курдайский маршрут в Семиречье, был одним из таких экономических оазисов. Это территория активного земледелия которая с началом социалистического строительства стала бурно развиваться. Стоит привести такой факт датируемый 1906 годом. Во всем Туркестанском крае было 106000 душ крестьян переселенцев из царской России, и из этого числа 69000 душ, было сосредоточено в одной Семиреченской области. Здесь самые лучшие почвы и климат, для ведения разнопланового сельского хозяйства, особенно благоприятные для выращивания сахарной свеклы, урожайность которой считается самой высокой на земле, а это само-собой влечет развитие сахарной промышленности что в ближайшем времени, предстоит реализовать Абдрахманову.  Также в этом районе благодатная среда, для плодоовощных и ягодных, возделывания технических культур, таких как кендырь, кенаф, индийская конопля. Эти лубяные, являются сырьем для легкой промышленности из которых получают мешковину, брезент, канаты, стройматериалы, масла, лекарственные средства и многое другое. Богаты эти земли и полезными ископаемыми. На тот момент уже было известно месторождение курдайского гранита, который имеет непревзойденный внешний вид, его отличает особая красота и прочность, в мире ему нет аналогов. Курдайским гранитом отделан мавзолей Ленина, ряд станций Московского метро, театры и площади многих городов Советского Союза. Геолого-разведочными экспедициями были проведены изыскания которые нашли месторождения драгоценных и редкоземельных металлов. Весь этот перспективный и важный с экономической точки зрения район, двух молодых республик остался без железнодорожного сообщения, которое могло обеспечить еще больший его подъем. Люди решавшие ответственную масштабную задачу строительства магистрали к сожалению не видели( а может не хотели видеть) ее целей и потенциала, в перспективе десятилетий, погнавшись за сиюминутной выгодой, проложили путь по выжженной степи и пустыне, в прямом и переносном смысле слова. В противовес всему описанному, связанному с экономическим освоением территорий, тяготеющим к Курдайскому направлению, НКПС назвал на Чокпаре, лишь добычу дров из саксаула, ,произростающего на Коскудукской даче, возможно не понимая что одно деревце этого растения, задерживает 10 квадратных метров песка, наступающей пустыни, играя огромную роль в поддержании баланса пустынной экосистемы, к которой относится большая часть территории Казахстана. Наверное в те годы этот аспект не учитывался, или играл последнюю роль при принятии решения, но раз уж зашла речь об этом, нужно отметить, что в современное время в Казахстане, вот уже почти четверть века, как введен полный запрет на вырубку саксаула. Изначально при эксплуатации магистрали, учитывался тот факт, что по объективным причинам массовый грузопоток с севера на юг будет значительно больше чем загруженность в обратном направлении. Это обстоятельство закладывалось в расчеты и требовало особого отношения к вопросу постепенного но настойчивого сокращения этой разницы. Односторонность грузового потока, как известно, сопряжена с бесполезным пробегом порожняка и значительным повышением себестоимости транспортной продукции. На Чокпарском отрезке магистрали, были дрова сакасаула, да и то лишь для нужд близлежащих районов, а Курдайский маршрут сразу же позволял обеспечивать программу загруженности в направлении с Юга на Север. Безусловно он не решал всей проблемы, но шел в форваторе поставленной задачи и имел куда большую перспективу развития увеличения грузопотока на север, чем бесполезная наркомпутовская петля. В своем дневнике Абдрахманов отметит видел « пустые новосибирские вагоны.» Всю эту Турсибскую историю Юсуп переживал как личную трагедию и знал что схватка еще только начинается.
Получив приказ от политбюро построить ветку до Токмака и далее на Иссык-куль, НКПС и ряд других государственных структур не горели особым желанием уделять этому вопросу должное внимание, и при любой возможности тормозили его, находя различные причины для того чтобы отложить строительство. В немалой степени на такое отношение сыграл и произошедший конфликт. который выставил в неприглядном свете многих влиятельных начальников, и они теперь таким образом мстили Юсупу.


Как уже было сказано, благодаря дневниковым записям, можно узнать какие еще круги ада, бюрократической машины, пришлось пройти Абдрахманову. Сколько еще рычагов и механизмов этого покрывшегося корозией апарата, необходимо было сдвинуть, прежде чем он пришел в движение и ветка Токмак –Фрунзе была начата.


Помимо не малых трудностей которая испытывала Советская власть, в довесок к ним, стране Советов досталась старорежимная модель управления, в лице целой армии чиновников, раболепствующих перед своим начальством, отбывающих повинность, находясь на рабочем месте. Эта модель не была официальной, она незримо и прочно закостенелым каркасом, сидела в головах многих начальников внезапно ставших управленцами иной эпохи, которые перекочевали из царских ведомственных кабинетов в новые реалии. Возможно что некоторые государственные мужи из наркоматов принимающих решения, искренно считали себя настоящими революционерами, преданными своему делу, борцами за Социализм, но методы их работы, алгоритм их деятельности и поведения, по большому счету, все равно оставались тем же, что и раньше, в старорежимные времена самодержавия. Тех, в ком безостановочно пылал пожар Революции, были единицы.

 

Вот как Юсуп отмечал в своем дневнике это время:
9. 1Х
Встретился с товарищами по совместной работе в ЦК. Говорили
о "текущем моменте" и о политике ЦК. Никто не уверен в правильности . Проводимой линии и в долговечности взятого курса. В результате это¬го мобилизационное настроение среди среднего партактива. Увиливание от ответственной работы, нежелание быть ответственным за дело ¬стало законом для среднего партактива. От Москвы у меня самое скверное настроение. Бюрократизм госаппарата безнадежный пессимизм среди актива- вот что бросается в глаза провинциалам. А это только ослабляет тех, которые недостаточно крепко сидят на седле, не совсем уверенны в то дело, за которое боремся. Нужно скорее уехать из Москвы. Работать на месте гораздо лучше и спокойнее. Там по крайней мере живешь жизнью масс и знаешь свое дело.

 

Далее в дневниковых записях есть уникальные «Турксибские» заметки, связанные с тем, как Юсупу Абдрахманову пришлось дальше продолжить борьбу, теперь уже за отрезок Турксиба: Фрунзе-Токмак.

 

 

 

19/VII -28 г.

«Немного о пережитом.
Выехал из Ташкента в Москву. Еду по вопросу о ж/д ветке. В положительном решении вопроса - не уверен, но еду, чтобы добиться окончательного решения: да или нет»……..

 

 

 

23.VIII.

«Прибыл в Москву с опозданием на 4 с половиной часа. Это возможно только в Советском Союзе. Это характеризует состояние нашего железно-дорожного транспорта. Плачевное состояние. Что дальше? Аллах вeдaeт» …………

 

 

24VIII.

Был в предстве. Узнавал о делах. Плохо. Особенно плохо с веткой. У работников предства о ветке - безнадежной пессимизм. Был еще у одного москвича. Узнавал о московских делах. Неважно. Внутрипартийное положение, положение в стране и международное - не сулят ничего хорошего. Придется... воевать*………..

 

 

25VIII.

Опять был в предстве. Хотел повидаться с Рудзутаком. Его нет, в городе. Думал о том, что нужно пойти к Сталину, а потом раздумал, лучше поговорить сперва с Рудзутаком, и если результаты получатся отрицательные - тогда, нужно к Сталину………..

 

 

27 VIII.

Был у Рудзутака. Договорился о том, что ветка будет включена
в план строительства на 28-29 гг. Когда сидел у Рудзутака, я думал только о ветке. Обрадовался тому, что я еще в состоянии с головой уйти в дело………

 

 

5.I Х

В УОС и НКПС выяснили, что ветка включена в план строительства и что НКПС будет настаивать в необходимости строительства. Приятно думать, что в этом тебе повезло. С утра добивался свидания с Хинчуком и не добился. Его в учреждении нет……….
Был в.ЦК. Говорил о работниках. Просил дать трех заместителей наркомов - НКЗем, НКюст, НКЗдраф). Обещали подыскать до моего отъезда из Москвы. На секретариате ВЦИК провел постановление о том, что Узправительство передало Киргизии (суммы) средства, пре-дусмотренные в бюджете Узбек - учреждений на содержание больницы, школы и т.д. на Сулюкту. Это подлежит утверждению ЦИК Союза. Го-ворил с т Позерн*. Средн.А3ЭКОСО из плана ирригационного строи-тельства на наступающий операционный год снял Атбашинский участок, а Госплан Союза изыскательные работы по Чуйской долине. СТО предложил усилить меры по поднятию хозяйств районов, тяготеющих к Турксибу, а "идиоты" из Госплана Средазводхоза - делают противоположное. Дал директивы предству, чтоб они внесли протест от имени правительства. Беда еще с водным сбором. Не дают дотации, а у нас дeфицит. Не будет дотации - свертывай эксплуатационные работы - вод-хоза. Двигаемся же к социализму черепашьим шагом. Хинчука опять нет.

 

 

12. 1Х

В 8 утра был у Бориса и до 11 часов просидел у него. Печатали мою фотокарточку. В одиннадцать часов пошел на заседание президиума ЦИК Союза. Встретил там т.Рудзутака. Опять говорил с ним о ветке. Нового нет ничего - он за ветку. Был там еще Каганович, этот закон¬ченный бюрократ, беспринципный, держиморда. Еврейский народ дал немало талантов революции, но дал еще и этого...,
Был НКпросе. Говорил с А.В. Луначарским по поводу устройства Анвара. Обещал дать ответ дней через пять. Проверить есть ли возможность устроить. Вечером опять был У Бориса, а оттуда к Исайко. Сегодня мне передали, что в субботу в президиуме Госплана Союза рассматри¬вается вопрос о ветке.

 

 

I3.IX

Заседание президиума Госплана отложено до 21. Сегодня еду
в Питер.

 

I6.IХ

Завтра в СНК РСФСР рассматривается бюджет РСФСР и в том числе Кирг АССР - по фондам. Поэтому я сегодня поспешно покинул Ленинград

 

17.IX.28 г Москва

Напрасно торопился, Дело, по которому я вернулся в Москву отложено и на неопределенное время……..

 

20.IX
……Бегал по бюрократическим учреждениям Москвы, обивая пороги больших людей, и как нищий выпрашивал копейки на жилищное строительство. Не дают. Говорят, что денег не хватает для городов центральной России. Вот образец как проводится директива партии по лик-видации фактического неравенства национальных окраин..


21. 1Х

День принес большую неприятность. Токмакская ветка из числа титульных попала в число без титульных. Другими словами это означает, что завтра она может быть снята с очереди строительства. Кто повинен не разберешь. НКПС ссылается на транссекцию Госплана последняя на НПКС. Качка во всем и нет уверенности ни в чем. С утра до вечера бегал по этому вопросу. Все с кем бы я не говорил относятся к этому вопросу с достаточной прохладой.
Лисица же Лазарь* из НКПС хочет показать себя другом Киргизии. Отвратительный тип. Думает одно, а говорит другое. Гораздо лучше было бы для него, если бы прямо сказал, я против.
Весь вечер просидел в президиуме Госплана Союза. Когда Коган-Бернштейн сказал, что необходимо пристyпить к строительству Токмак-ской ветки до участка сахарного завода тов. Квиригин* и Гринько* отрицательно покачали головой эти двое украинских патриотов и Всесоюзных дураков по видимому хотят сохранить за Украиной монополию поставщика сахара.
Я сказал Квиригину, что мы не собираемся соперничать по части производства сахара с бывшей его родиной, а добиваемся только того, чтобы нам дали возможность развернуть производительные силы нашего края. А потом чем киргизский мужик украинского? Кроме того напомнил ему решение Политбюро, Он говорит, что срок не указан. Завтра нужно получить официальную справку от ЦК.
……Завтра решится вопрос окончательно о ветке. Неужели сорвется
И я вынужден буду сидеть порядочное время в Москве? Не хочется.
Сегодня я узнал, что в Киргизии - чума. Откуда и каким образом - ничего не известно. Идиоты же из Киргизии не догадались об этом сообщить мне.
Не везет во всем. Больно и напрашиваются слезы.

 

22.1Х

Утром был в ЦК и познакомился с постановлением Политбюро ЦК о Токмакской ветке. Политбюро ограничивает срок строительства ветки от Фрунзе до Токмака в течение 28-29 гг. Выписку не дали. Но я так хорошо запомнил формулировку, что когда вышел из ЦК написал для себя на клочке бумаги - "предрешить вопрос о постройке ветки от Фрунзе до Токмака в течение 28-29 гг." - лучшего не нужно желать. Это постановление состоялось 3 ноября 1927 года. Когда на заседании президиума Госплана Союза дал такую справку Квиригину он был не доволен. С 11 утра до 3 сидел в Госплане. Для защиты дали всего 10 мин. Это время я постарался использовать для того, чтобы доказать экономическую целесообразность и политическую необходимость строительства ветки и, включения в число титульных веток.

Работнки НКПС и Предства говорят, что моя речь была блестяща в смысле деловитости и убедительности приводимых аргументов. Может
быть, - но я ни когда не был доволен своей речью. Мне всегда хочется говорить лучше.
"Игру выиграл". Президиум Госплана включил в план строительства
Токмакскую ветку, присвоив ей титул.
Половина четвертого был у т.Рябова* - зам.Москвина. Говорил о работниках и о том, что товарища Меираханова *направить в Cвердловский университет. Работников - обещает, а о Меирханове - предложил договориться с МК.
В пять часов был у Кубяка*. Денег на осеннюю посевную кампанию не дает. В деле снабжения Киргизии импортным с-х оборудованием договорился о том, что НКТорг Союза нашу долю выделяет непосредственно, по плану утвержденному Средне-Азиат. органами. "Маркони" оставляет еще на один случной сезон.

 

24.IX
Рабочий день использовал с наибольшей выгодой договорился с «мясопродуктами» об открытии Киргизской конторы, мы вносим в общей сумме 150 т. рублей. Так же договорился с «Сахаротрестом» о том, что они сейчас же посылают на места агрономические силы для проведения подготовительной. работы по организации совхоза. Кроме того, правление Сахтреста официально уведомит НКПС о том, что оно приступает к строительству сахарного завода - это значительный голос за строительство Токмакской ветки.

 

25.IX
Был в НКПС говорил с Лазоревским о строительстве ветки. "Мариновал больше часа. Дает твердое обещание довести ветку в будущем году до ст.Кант, а денег, кажется отпускает 1.300.000 р. Сумма, по моему не достаточная, но я не спорил. Пусть о необходимости строительство пройдет через все инстанции, и тогда я заговорю о деньгах.
Есть категория людей, которая думает одно, а говорят противоположное, к числу этих людей принадлежит и Лазоревский, за это я его не только не люблю, но и ненавижу. А, ведь он неплохой специалист.

 

26. IX

Утром был на засед.През.ЦИК Союза. Встретился с Рудзутаком и опять говорил о ветке" Дублицкому* дал поручение по целому ряду вопросов, подлежащих разрешению в Москве Хороший он, Дубл. работник. Было бы совсем не плохо, если бы некоторые работники любили Киргизию столько, сколько он. А этого нет. Для моих соотечественников - Киргизия не страна о которой нужно заботиться, которую нужно любить, для которой нужно работать, а только объект, база личного благоустройства. В этом несчастье моего народа.

 

5.Х (Пятница) Фрунзе.

Работал в СНК: Продолжал прием наркомов и кооперативных работников. С животноводческой кооперацией плохо. На мертвой точке. Были у меня Шаров* и Иванов*. Говорят, что они имеют распоряжение НКПС, о подготовке к строительству, Токмакской ветки, но, по их подсчетам не хватает 700.000 рублей для доведения линии до ст.Канта. Решил поставить вопрос перед 3еленским, чтоб он при поездке на пленум ЦК добился до ассигнования. Не добьется - придется опять ехать самому и обивать пороги больших людей. Неприятная обязанность…..

 

20.Х Ташкент.

Утром был в пред-ве. Получил телеграмму от Якупбаева о том,
что бюджетное совещание ВСНХ Союза приняло строительство Токмакской ветки, что на строительство сахарного завода по линии Союза отпущено 500.000 рублей и что на ликвидации с/х банков АССР внесен протест.

 

25.Х Ташкент

Сформулировал проект постановления Испкоммисии САБ ЦК о дополнительном отпyске средств на строительство Токмакской ветки. Говорил с Уполномоченным ВКП (б). т. Мохряковым по поводу телеграфной линии на Дмитровку и телефонной станции и во Фрунзе. Договорился с Болдыревым* относительно командировки Геннузена* для консультирования Пятилетки по бюджету……..

 

3.ХI. Фрунзе

Кабинет СНК. Обычная работа и вдруг:.. т.-ма о том, что ко¬миссия СНК, Союза - Шмидта постановила: отсрочить на год строительство Токмакской ветки . Послал молнию - т-му протеста на имя Рыкова и Сталина. Выйдет ли из этого что-нибудь, не известно. Вероятно, игра проиграна. Скверно. Целый день спрашивал себя, - является ли это случайностью? Нет. Нашли резать где? - по живому телу отсталой республики.
В пред-ве проспали - проспал Якупбаев. Я не помню большей злобы, чем то, которое было у меня против него. Склочничать и заниматься антисемитизмом у него хватает и ума и способностей, а заниматься делом - ни того, ни другого. Поездку в Москву, использую чтоб добиться решения ЦК о строительстве Выйдет хорошо, не выйдет жди у моря погоды…….

 

4.ХI

С утра был на заседании секретариата ОК ВКП(б). Утвердили Уполномоченных по проведению кантпартконференции Я же "yполномочен"-защищать еще раз Токмакскую ветку в ЦК, получил предложение АПО. ОК написать статью к 11-ой годовщ.Октября. В 12 ч. начался засед.СНК.

 

Далее дневниковые записи прерываются в 1928, и начинаются вновь, только в 1930 году. В 1930 году, Абдрахманову уже удалось довести половину маршрута ветки до Канта, в переводе с киргизского сахар. Этот населенный пункт станет первенцем сахарной промышленности в Киргизии.